Инфляция в марте выросла до 6,4%

Дмитрий Шейкин03 Апреля 2020

Инфляция в марте текущего года ускорилась с 0,6% м/м до 0,9% м/м по сравнению с предыдущим месяцем. В годовом выражении показатель потребительской инфляции увеличился с 6% до 6,4%, что является самым высоким уровнем с мая 2018 года, когда показатель составил 6,2% г/г.

 CPI_components_original.png

 

Основным драйвером роста инфляции потребительских цен в марте текущего года стал рост цен на продукты питания 9,3% г/г (8,6% г/г в феврале), а также рост цен на платные услуги 3,5% г/г (3,2% г/г в феврале). Рост цен на непродовольственные товары составил в годовом выражении 5,5% против 5,4% годом раннее.

 

По группе продовольственных товаров наблюдается двузначный рост по хлебобулочным изделиям и крупам 14,2% г/г, мясу, включая мясные продукты 14,1% г/г, а таже по рыбе и морепродуктам 11,2% г/г. Рекордсменами роста цен стали гречневая крупа (+38,8%), пшено (+40,7%), говядина (+18,9% г/г) и баранина (+18,5% г/г). Такому существенному росту цен на вышеуказанные продукты питания способствовал рост потребительского спроса в преддверии карантина по коронавирусу.

 CPI_table_original.png

 

Рост цен на платные услуги населению с 1,4% г/г в начале года до 3,5% в марте обусловлен постепенным снятием мер государственного регулирования услуг естественных монополий. Заметный рост по этой группе продемонстрировали цены на услуги здравоохранения (+5,5% г/г), транспорта (+5,2% г/г), аренды (+8,3% г/г) и сбора мусора (+4,6% г/г). Рост цен на услуги транспорта и сбора мусора, вероятно, обусловлен прежде всего ростом цен на ГСМ, в частности на бензин и дизельное топливо, цены на которые выросли на 2,8% и 2,9% в годовом выражении. По группе непродовольственных товаров наибольший рост показали цены на обувь (+7,6% г/г) и ткани (+5,9% г/г).

 

Наше мнение

 

Ускорение инфляционных процессов в стране произошло на новостях о предстоящем карантине, связанном с коронавирусом, а также за счет значительного ослабления национальной валюты. Граждане изменили своим привычным потребительским предпочтениям в пользу ажиотажной покупки продуктов питания (гречка, просо), а также средств личной гигиены (туалетная бумага). Рост цен на товары питания был обусловлен не их отсутствием или дефицитом последних, а прежде всего ажиотажным ростом объема спроса, который в свою очередь повлиял на удорожание не только самих продуктов, но и на логистику их поставок. Это не смогло не сказаться на росте цен на продукты питания с 8,6% в феврале до 9,3% в марте текущего года.

 

На фоне активного государственного регулирования цен на рынке продуктов питания правительство ослабило контроль тарифов ЖКХ, что также не могло сказаться на заметном ускорении цен на платные услуги населению. Так, если в январе текущего года рост цен на платные услуги составлял 1,4% г/г (0,7% г/г в декабре прошлого года), то в феврале и марте этот показатель сначала скакнул до 3,2% г/г, а затем до 3,5% г/г. 

 

Опрос инфляционных ожиданий населения в феврале текущего года, который проводит НБРК, безусловно еще не отражал изменений, которые произошли с национальной валютой и связанных с ухудшением эпидемиологической ситуации в стране. Однако 46% респондентов в феврале против 39% в январе высказались, что цены на продукты и услуги в следующем месяце будут расти умеренно. При этом рост в данной категории сформировался за счет тех респондентов, которые месяцем раннее считали, что цены не изменятся или вырастут очень сильно, что, по нашему мнению, отражало доверие населения к политике регулятора и положительную оценку к действиям правительства в части регулирования цен. По понятным причинам мартовские опросы населения по инфляционным ожиданиям будут менее позитивными.

 

Понимая это, регулятор принял упреждающие меры и 10 марта резко повысил ставку с 9,25% до 12%. 2 апреля текущего года министр Национальной экономики республики Даленов Р. озвучил ожидания правительства по инфляции. Целевой коридор 4%-6% сместился к 9%-11%. С учетом обесценения стоимости национальной валюты на 18,2% до 448,5 тенге за доллар США мы полагаем такие темпы инфляции через трансмиссию по валютному каналу, сопровождаемые разрывом торговых логистических цепочек, вполне обоснованными.

 

Поэтому в условиях, когда рыночные отношения частично свернуты, а отдельные сектора экономики, особенно сфера услуг и обслуживания населения фактически «выключены», мы видим первостепенную задачу государства в осуществлении жесткого контроля над ценами на продукты питания и на услуги естественных монополий.